Адски жгут. Как индустрия моды эксплуатирует интерес к оккультизму

0

11 апреля 1930 года в Чикаго появился на свет Говард Стэнтон Леви, более известный под экзотическим и звучным именем Антон Шандор ЛаВей. Вряд ли его благонамеренные дед и бабушка, носившие фамилию Колтуновы и эмигрировавшие в Америку с юга России в поисках лучшей доли, могли предполагать, что их внук станет основателем одной из самых скандальных конфессий ХХ века — и, в какой-то мере, законодателем экстремальной моды.

«Церковь Сатаны», основанная в Вальпургиеву ночь 1966 года бывшим полицейским фотографом, укротителем львов, церковным органистом и любовником Мэрилин Монро (ЛаВей был мастером мистификации, и биографы почившего в 1997-м обер-сатаниста до сих пор не могут разобраться, что в его многочисленных жизнеописаниях правда, а что вымысел), влачит последние лет 15 довольно жалкое существование. Лишившись харизматического и эксцентричного отца-основателя, адепты «князя тьмы» явно подрастеряли поклонников — к тому же и сам их стиль жизни в XXI столетии смотрится анекдотическим анахронизмом. ЛаВей в свое время свел идеи оккультистов прошлого к поп-культурному стандарту, получив в результате довольно примитивный, но весьма выгодный в коммерческом плане сплав формулы sex & drugs & rock & roll со страшилками из бульварных романов. Благодаря ЛаВею оккультизм вернул себе популярность,не столько как реальное учение, сколько в качестве средства самовыражения и «канализации» молодежного протеста против мира взрослых. С другой стороны, и после ухода со сцены одного из самых занятных проходимцев, промышлявших на ниве эзотерики, интерес публики ко всякого рода чертовщине не исчез — чтобы убедиться в этом, достаточно пробежаться взглядом по заголовкам любого бульварного интернет-сайта. Понятно, что не остались в стороне и дизайнеры одежды — от экзотических фринжевых брендов до вполне уважаемых модных домов.

К тому же обилие символов и знаков, унаследованных современными оккультистами от мистиков и эзотериков прошлых веков, — изрядный соблазн для любого дизайнера. В конце концов, даже привычная всем пятиконечная звезда (присутствовавшая в символике СССР и вот уже два с лишним века в изобилии украшающая государственный флаг США) была изначально магическим символом, «Соломоновым пятилучием» — но становятся ли от ее присутствия в дизайне чем-то оккультным кеды Converse? Некоторые радикальные христианские группы за океаном полагают, что так оно и есть. Впрочем, ревнители веры такого разбора умеют находить чернокнижную символику абсолютно везде: печально известный Сергей Нилус, автор наделавшей много бед фальшивки под названием «Протоколы Сионских мудрецов», по свидетельству современников, обнаруживал «масонские начертания» даже в вензелях членов Российского императорского дома.

Сегодня Нилус, вероятно, спятил бы окончательно через пару минут модного показа одежды лондонского бренда KTZ, основанного в начале нулевых диджеем Саско Безовски и дизайнером Марьяном Пежоски. Тут ведь все не нарушающие действующих законов провокативные символы — черепа, перевернутые кресты, пентаграммы, шаманские этнические орнаменты и надписи кириллицей на языке, который авторам, очевидно, кажется русским. Стоит все это удовольствие недешево — за свитшот придется отдать не менее 350 фунтов стерлингов, а пальто или куртка потянут сильно за тысячу. Так что клиентура KTZ (аббревиатура расшифровывается как Kokon to Zai, «от настоящего к грядущему» на баскском языке) — это люди состоятельные и часто «звездные». В частности, среди поклонников фирмы были замечены Адам Ламберт, Майли Сайрус, Бейонси и Канье Уэст. Вдохновением для главного дизайнера бренда Коджи Маруяма служат, по его словам, колоды гадательных карт таро, сочинения известного оккультиста первой половины ХХ века Алистера Кроули и фильмы андерграундного режиссера Кеннета Энгера (самый известный из которых называется «Восход Люцифера» — имя князя тьмы вытатуировано и на груди 89-летнего кинематографиста).




Славился своими экстравагантными нарядами, откровенно отсылающими к мистическим учениям, и знаменитый модельер Александр Маккуин. Его показы всегда были провокативны, а использовавшаяся символика нередко вызывала противоречивую реакцию публики. И после смерти дизайнера в 2010 году бренд Alexander McQueen продолжает шокировать зрителей фэшн-шоу, теперь уже под руководством Сары Джейн Бертон.

Заигрывает с оккультной символикой и популярный американский бренд Obey (в переводе – «подчиняйся»), основанный известным стрит-арт-художником Шепардом Фейри, создавшим, кстати, знаменитый предвыборный постер Барака Обамы. Правда, радикал и левак Фейри, скорее, иронизирует над используемыми им в оформлении футболок и свитшотов масонских и алхимических знаков. Не чужд такой иронии и принадлежащий рэп-звезде Jay Z бренд Rocawear.

Некоторые дизайнеры в своей иронии заходят чересчур далеко: коллекция 2011 года Hell Is So Hot Right Now («Ад сейчас в такой моде») лос-анджелесской фирмы UNIF включала в себя вещи с изображениями и надписями, вполне подпадающие под российские законы об экстремизме и оскорблении чувств верующих. Занятно, что одежду UNIF (правда, из других коллекций) одно время продвигал кумир подростков Джастин Бибер.

Зато британский бренд KillStar абсолютно серьезен и предлагает одежду исключительно для желающих примкнуть к «темной стороне» — в форме пентаграммы в их коллекциях сделаны даже лямки купальника, а каноническое изображение идола Бафомета используется на всех предметах туалета, включая трусы и носки. Бренд этот не особо дорогой и популярный, по большей части, среди молодежи — именно как средство доступного и доходчивого выражения протеста против «буржуазной морали» взрослых. Как учит вся история человечества, с возрастом это проходит. В отличие, конечно, от желания индустрии одежды использовать любые средства для привлечения покупателей.

Источник: lenta