Не прокатило. Зачатый тремя родителями ребенок оказался в смертельной опасности

0

В апреле 2016 года родился первый в мире ребенок, у которого три биологических родителя. В его клетках находится ДНК от трех человек — одного мужчины и двух женщин. Однако на этой неделе вышла статья, в деталях раскрывающая проделанную еще в позапрошлом году процедуру, а также ее возможные последствия. Рассказываем о работе, вызвавшей споры в научном сообществе.

Мальчик появился на свет благодаря усилиям врачей из нью-йоркского Центра лечения бесплодия «Новая надежда» (New Hope Fertility Center), которые провели митохондриальную заместительную терапию (англ. mitochondrial replacement therapy — MRT), также известную как «метод трех родителей». Таким образом медики помогли паре из Иордании, два предыдущих ребенка которых умерли в возрасте восьми месяцев и шести лет от опасного генетического заболевания — синдрома Лея.

Синдром Лея, или подострая некротизирующая энцефаломиопатия — неизлечимая болезнь, поражающая центральную нервную систему. Симптомы проявляются, как правило, у годовалых детей и выражаются в диарее, рвоте, расстройстве глотания, что приводит к быстрой потере веса. По мере прогрессирования заболевания развивается дисфункция мышц (особенно глазных), поскольку мозг не может контролировать их сокращение. Причиной смерти чаще всего становится дыхательная недостаточность.

Синдром Лея возникает из-за мутации генов, связанных с работой митохондрий. Большинство из них находятся в составе митохондриального генома, хотя описано более 30 ядерных генов, которые также могут быть вовлечены в развитие заболевания. 20-25 процентов всех случаев заболевания связаны с мутациями в митохондриальной ДНК (мтДНК). Они могут вызывать нарушения в работе фермента АТФ-азы, который катализирует расщепление молекулы АТФ и освобождает энергию, используемую многими жизненно важными процессами в организме.

Часто бывает, что нормальные и дефектные митохондрии, в которых отсутствует нормальная АТФ-аза, сосуществуют в одной клетке — это состояние называют гетероплазмией. Появление симптомов заболевания зависит от доли «испорченных» митохондрий, определяющей мутационную нагрузку (англ. mtDNA mutation load).

Результаты исследований показали, что синдром Лея скорее всего проявится, если уровень гетероплазмии достигает 60-70 процентов. У пациентки, которая обратилась в нью-йоркскую клинику, мутационная нагрузка составляла 24,5 процента, поэтому она была лишь носителем дефектных митохондрий, но не страдала от болезни сама. Тем не менее у двух ее детей уровень гетероплазмии достигал 95 процентов. Для того чтобы обезопасить третьего ребенка от синдрома Лея, врачи решились на отчаянный шаг: заменить в ее яйцеклетке все митохондрии, которые передались бы сыну.

Когда стало известно о рождении ребенка, научная общественность эксперимент раскритиковала, хотя признала его большое значение. Поскольку на тот момент о деталях процедуры было известно мало, многие ученые ждали от врачей из «Новой надежды» подробностей.




3 апреля в журнале Reproductive Biomedicine Online появилась статья, в которой медики полнее раскрыли методы, использованные при создании эмбриона.

Руководил экспериментом американский хирург Джон Чан (John Zhang). Процедура стимуляции яичников и сбор яйцеклеток (ооцитов) проводились в New Hope Fertility Center, там же над биологическим материалом проводились все необходимые манипуляции. Исследователи воздействовали на участок мембраны ооцита матери лучом лазера, что позволило в это место аккуратно ввести микроинъекционную пипетку и взять ядро. Последнее, окруженное мембраной, сливали со здоровой — донорской — яйцеклеткой. Для этого применяли электрофузионный метод, при котором на клетки воздействовали короткими электрическими импульсами.

Полученный ооцит оплодотворялся спермой отца, а итоговый эмбрион замораживался и транспортировался в аффилированную клинику в Мексике. Там проводилась операция по имплантации оплодотворенной яйцеклетки в матку, поскольку законы США запрещают применение подобной методики для зачатия детей. Ребенок родился на 37-й неделе.

Некоторые специалисты приветствовали публикацию — так, Дитрих Эгли (Dietrich Egli), исследователь стволовых клеток из New York Stem Cell Foundation, считает, что это историческая научная работа.

Однако экспериментаторы признались, что некоторая часть дефектной ДНК матери все же была случайно перенесена в донорское яйцо. Это, по словам ученых, может привести к непредсказуемым для здоровья ребенка последствиям, поскольку некоторые митохондрии в его клетках не будут функционировать надлежащим образом. При этом доля дефектных митохондрий среди тканей различается. Так, в осадке мочи присутствовало только два процента материнской митохондриальной ДНК, а вот в клетках крайней плоти — целых девять процентов. Определить, сколько ее содержится в клетках сердца или мозга, без оперативного вмешательства невозможно. Существует вероятность, что мутационная нагрузка в этих тканях гораздо выше. Однако в целом врачи положительно оценивают шансы ребенка на здоровую жизнь.

По словам Эгли, эксперименты с участием человека позволяют узнать нечто совершенно новое. Но не в случае родившегося ребенка — его родители отказались от дальнейших обследований, если в них нет медицинской необходимости. Как сообщает Nature, Чан и представители New Hope Fertility Center не ответили на вопрос научных журналистов, заручились ли они согласием родителей мальчика на долгосрочный медицинский мониторинг.

В том случае, если у ученых не будет возможности наблюдать за развитием уникального пациента, ценность того, что они сделали, значительно снизится. По мнению ученых, использовать подобную методику для лечения пока рано, ведь неизвестно, каковы будут отдаленные последствия для здоровья рожденных таким образом детей.

Источник: lenta