«Нельзя понять, что ты за чертой, не перейдя ее» Баста: музыкант, который знает, как быть жестоким и честным

0

Самый популярный российский рэп-исполнитель Баста не считает себя талантливым, но при этом 22 апреля 2017 года в очередной раз собирает «Олимпийский».  Живой, невыдуманный, не такой, как раньше: Баста, он же Ноггано, он же Nintendo, он же просто Василий Вакуленко.

Мои жизненные ценности сформировались давным давно и до сих пор не изменились. Они складываются у всех до семилетнего возраста. Все остальное уже антураж и перепрошивки. Во мне с детства воспитали бесконечное уважение к женщине как к явлению. Ведь женщину можно только уважать, понять ее невозможно. Почувствовать тоже. Это совсем другое создание, и нам, мужчинам, надо с ними как-то уживаться. Дружить.

Я верю в то, что с моими дочерьми мужчины будут обращаться так же, как я вел и веду себя с женщинами. Никогда пальцем не трогал женщину. Даже физически не смогу поднять руку. Да и мужчин бил первым в лицо всего раз пять за всю жизнь. Кстати, сожалею об этом.

Конечно, я переживаю за отношения моих дочерей с молодыми людьми. Мне хочется, чтобы у моих дочерей были красивые, послушные, богатые, умные мужчины, которые еще умеют летать и исцелять. Но также я прекрасно понимаю, что молодой парень есть молодой парень. Я сам таким был, и меня принимали, в меня верили родители тех девчонок, с которыми я гулял. Надеюсь, что у меня хватит мужества быть достойным отцом для своих дочерей и не закручивать им гайки.

Если моя дочь придет ко мне и скажет, что ее оскорбили или что-то с ней сделали плохое, я уничтожу обидчика. Меня не остановит ничего. За свое, за то, что мне дорого, я буду стоять до последнего. По-другому не смогу. Я благодарен Богу, что такой проверки у меня еще не было. Со временем я научился брать себя в руки и решать проблемы с холодной головой.

В сентябре моя старшая дочка пошла сейчас в первый класс. Я переживаю, прошу не бояться рассказывать мне, если ее кто-то обидит, говорю, что не подведу ее, не выставлю глупой. Она, кстати, совершенно спокойно готовилась к школе, не нервничала. Сложно, в общем. Детей же не убережешь ни от чего, когда ты не рядом. А ведь через какое-то время вторую дочку отдавать в школу…

Я сторонник воспитания детей через личный пример. Моей старшей дочке шесть, а мне тридцать шесть. Всегда стараюсь показать ей, что я такой же, как она. Между нами нет разницы. Я общаюсь с ней на равных. У меня такая же школа жизни, меня может кто-то оскорбить, задеть. Я вынужден жить с этим.

Изначально нужно понимать, что жизнь — дерьмо. Жизнь — это боль. Мы рождаемся, чтобы умереть. С первых же минут осознанного существования мы понимаем, что наш конец очевиден и в любом случае впереди самое страшное, что может быть — смерть. Это же какой стресс!

Мир жесткий, потому что он честный. Жестокость — это и есть честность мира. Мир — это истина. Стихия — истина. Когда на тебя идет огромная волна, смывающая все на своем пути, — это твои обстоятельства мира.

Естественно, хочется, чтобы мои дочки не пили, не курили и не попадали в истории. Но они должны понимать, что я всегда их приму, что бы с ними ни случалось, даже самое страшное. В детстве я постоянно убегал из дома. В 15 лет я мог уйти на полгода. Шатался где-то с типами, жил в подвалах, и мне было страшно идти домой. Но когда все-таки возвращался, мама мне говорила: «Слава Богу, что ты пришел». И я не понимал — как же она это делает! Отец мне пытался читать нотации, что-то говорить, но я его вообще не воспринимал. Для меня это закрытый человек. А с мамой я мог поделиться всем. Гениальный она человек, конечно. Вот я таким же хочу быть для своих дочек.

Моя старшая дочка Маша однажды, увидев на мне крест, спросила: почему на нем человек и у него руки прибиты гвоздями. Я рассказал историю о том, кто принес в мир свою историю, за которую был предан и распят. Но он не сожалел об этом, потому что был верен своим идеалам. Да, и такое бывает. Я стараюсь обсуждать с дочкой вопросы религии на бытовом уровне. Не говорю о Боге, скорее — о человеке.

Можно долго рассуждать о том, есть Бог или его нет. Но когда я смотрю в глаза своему ребенку, я точно понимаю: Бог есть.

Я продолжаю верить в светлое в людях. Я готов дать шанс самому последнему человеку, потому что шанс всегда давали мне: когда я ошибался, был слабым, малодушничал. В моем случае это сработало, поэтому я убежден, что это работает и с другими. Давая шанс — ты получишь шанс. Помогающий обретет помощь. Это не просто слова, это обоснованная философия моей жизни.

Когда ко мне приходят за помощью, я готов отдать последнее. У меня такой конвейер добрых дел получается. При всей своей агрессии, категоричности, вспыльчивости я очень нежадный человек. Многие меня в этом упрекают, а я чувствую удовольствие, когда чем-то делюсь. На моем пути было много щедрых людей — как финансово, так и эмоционально.

Некоторые переходят рамки, принимая щедрость и доброту за слабость. Но с этим у меня просто — я такое вижу сразу. Я сам переходил много раз границы. Но нельзя понять, что ты за чертой, не перейдя ее. Человек, перешедший рамки, совсем не обязательно плохой. Он просто не знал, что его занесло. А когда ты ему предложишь притормозить, он уже определяется: вернуться или идти дальше. Опять же — вопрос шанса.

Я видел много хороших людей. Замечательных. Прекрасных. Святых не встречал. Потому что сам не святой.

Никогда не шел на сделку с совестью. Например, когда мне Константин Львович Эрнст предложил поучаствовать в проекте «Голос», я попросил время подумать, изучил вопрос и увидел, что в этой истории нет моментов, которые могли бы меня оттолкнуть. Нет продажности, все честно, все открыто. Человек, участвующий в шоу, опирается исключительно на свой талант. И для меня ничего страшного ни в техническом, ни в моральном плане нет. От своих жизненных взглядов я не отказывался и транслирую их точно так же, как это делал раньше.

Сумасшедший человек, который в открытом диспуте скажет, что мое участие в «Голосе» — продажность и зашквар, никогда не сможет обосновать, в чем конкретно я преступил какие-то рамки. Я нигде не покривил душой, ни с кем не вступал в корыстные сговоры. Просто честно слушал, честно судил. Может, я и не дотягивал по уровню способностей, но я точно не шел по скользкой дорожке компромиссов и сделок с совестью.

Я не позволяю своим детям излишнего гонора и панибратства. И они знают, что одного моего взгляда достаточно, чтобы приземлить их. Я постоянно объясняю, что сладкое можно есть, но немного. Ответственность — это не кара, это осознание личного поступка. Их ответственность в жизни.

Я очень вспыльчивый человек. Пусть и быстро отхожу. Мои дети много от меня берут, но мне не нравится, когда я вижу в них себя. Не нравится, когда моя старшая дочка может в порыве детского эгоизма кому-то что-то грубое сказать. Я ее тут же одергиваю и понимаю, что одергиваю в этот момент сам себя. В шесть-семь лет человек уже понимает, за какие ниточки нужно дергать взрослых, чтобы добиваться своего. Но со мной это не пройдет. Сам же таким был.

У меня есть один талант — это трудоспособность. Мне ничего не дается легко. Талантливым я считаю того, кто творит какие-то вещи, которые я даже близко не знаю, как делать. Для меня, например, Гуф — это талант. Скриптонит — вообще гений. Врач, который принимал роды у моей жены, — это просто космос. А я просто умею работать сутками, и из этого что-то получается.

Мне все равно, кем станут мои дети. Не хочу делать из них суперлюдей. Старшая дочка ходит на английский, на гимнастику. Я ей сразу сказал, что, если она устанет, она может все бросить. Занимается и тем, и другим до сих пор, за год ни разу не пожаловалась. Я помню, как занимался по четыре часа в день на аккордеоне. Хотя вполне бы хватало и двух! Переживал это ужасно тяжело. После этого я возненавидел любую ненужную нагрузку и насилие. У меня нет цели развить в детях какой-то талант.

Взрослые люди — обманщики. Манипулировать маленьким ребенком очень удобно и безболезненно, потому что расплата будет потом. Взрослый манипулятор заплатит, когда объект манипуляции вырастет. Поэтому мне приходится воспитывать своих дочерей только личным примером. Показываю, что главное — это честность. Остальное не имеет смысла.

Есть гениальное выражение: родители, не обижайтесь на своих детей, ваши внуки им за все отомстят.

Я понял его смысл, когда стал отцом.

Источник: lenta