Почему Зеефельд и Хохфильцен — лучшие места для спокойного зимнего отдыха

0

Говоря об Австрии, российские путешественники в первую очередь вспоминают Вену, реже Зальцбург. Когда речь заходит о зимнем отдыхе, советуют отправиться в Тироль, а такие места как Зеефельд и Хохфильцен знают немногие.  Познакомимся с излюбленными курортами европейцев, о которых россияне почти не слышали.

Лыжи и виды Зеефельда

Мартин Таубер увлеченно рассказывает о протяженности трасс в Зеефельде, новых ратраках, стоимость каждого из которых достигает четверти миллиона евро, и о заготовке снега. Участник Олимпийских игр 2006 года и нескольких Кубков мира вот уже несколько лет занимается развитием школы беговых лыж в небольшой коммуне в австрийском Тироле, неподалеку от границы с Германией.

Ежегодно сюда прибывают несколько сотен тысяч туристов, желающих встать на лыжи или отточить навыки катания. Зеефельд-ин-Тироль считается одним из самых известных зимних курортов в Австрии и за ее пределами.

Горнолыжный спуск, более привычный для российских туристов, в Зеефельде тоже есть, однако это не так интересно.

«15 минут я был почти олимпийским чемпионом — мои результаты в гонке были лучшими, пока не стартовали другие лыжники. В итоге я пришел 37-м, но все равно ни о чем не жалею», — рассказывает Мартин.

Свое призвание он нашел в обучении других катанию на беговых лыжах. Сегодня в его школе XC Academy работает десяток инструкторов, а стоимость курса из трех занятий для новичков стоит 95 евро — вполне приемлемо.

Когда я впервые встаю на беговые лыжи, кажется, что до чемпионства мне остается всего пара занятий. Потом я падаю, и чемпионство откладывается.

Все же спустя час с небольшим я уже сносно передвигаюсь по прямой, но забраться на холм — практически непосильная задача. Падения, пыхтения, последний рывок… Хуже только спуск — тут усилий никаких не требуется. Главное — не сбиться со счету, фиксируя число падений. На пятом я почти сдаюсь, на десятом решаю, что так больше продолжаться не может. Сдаю лыжи первым из нашей группы и выпиваю литра два воды.

После очень сытного, как обычно это бывает в Австрии, обеда наша группа направляется на второе занятие по лыжам, а я с чистой душой, ни секунды не задумываясь, бросаю товарищей и отправляюсь гулять по Зеефельду.

В центре курортного городка стоит респектабельный отель Klosterbräu, ведущий свою историю с 1516 года. Именно тогда германский король Максимилиан I основал здесь монастырь, принимавший путешественников и пилигримов. С тех пор свои религиозные функции здание утратило, а в отреставрированных помещениях располагаются не кельи, а комфортабельные номера. Правда, и ценник здесь соответствующий: от 20 тысяч в сутки за номер. В общем, «солидный Господь для солидных господ».

В расположенном напротив Ristorante Alt Seefeld можно отведать знаменитый австрийский торт «Захер», а также встретить, возможно, единственных русскоговорящих жителей курорта — поваров ресторана.

Удивительно, но русские, кажется, вовсе не замечают курорта, в который и зимой, и летом приезжает множество европейцев, а отели никогда не бывают заполнены менее чем наполовину. На улицах слышна немецкая, английская, итальянская речь. Вот группа молодых американцев с лыжами и бокалами пива, вот немолодая пара из Швейцарии с собакой на поводке, а вот пара инструкторов из Нидерландов.

Интересно, что в отличие от большинства лыжных курортов Зеефельд не страдает от недостатка путешественников и в теплое время года — турпоток зимой и летом распределяется примерно поровну. С июня по август сюда приезжают любители хайкинга, уединенных прогулок, семейного отдыха.

Специалист по работе с прессой Зеефельд Бернадетт Штаудер рассказывает, что летом на курорте тренируются несколько футбольных команд — считается, что занятия на такой высоте (город располагается на 1,2 тысячи метров над уровнем моря) благотворно сказываются на результатах и самочувствии спортсменов.

Тех, кто возвращается на курорт повторно, здесь встречают как своих, почти принимают в семью. Кстати, о семьях: в этих местах они владеют практически всем бизнесом. Например, четырехзвездочным отелем Inntaler Hoff, который обычно рекомендуют из-за номеров с панорамными видами на долину и горы, владеет уже четвертое поколение семьи Хейдкамп. И не просто владеет, а непосредственно участвует в его работе. Представители семьи встречают постояльцев на стойке регистрации, готовят на кухне и устраивают развлекательные программы для детей.

А уже упоминавшимся старейшим отелем курорта — 500-летним Klosterbräu — владеет уже шестое поколение семьи Зайрлинг.




К другим местным достопримечательностям можно отнести казино, интерьерами напоминающее небольшой ухоженный дом культуры где-нибудь в средней полосе России. Стены, отделанные деревом, несколько столов рулетки и совсем немного людей. С Монте-Карло, конечно, не сравнить, но вечер скоротать можно.

Австрийская столица биатлона

Между Зеефельдом и Хохфильценом — 130 километров. Дорога идет среди Альп, через Инсбрук — столицу двух Олимпийских игр и десятки небольших деревенек, названия которых россиянам ни о чем не скажут. Однако в этот раз Инсбрук мы объезжаем стороной — спешим на чемпионат мира по биатлону, который вот уже в четвертый раз принимает Хохфильцен.

Вообще в этом регионе, кажется, любой населенный пункт может похвастаться протяженными лыжными трассами, отличными склонами и современными подъемниками, однако даже на этом фоне выделяется Хохфильцен — точнее, так называемая Долина Пиллерзееталь: пять небольших курортов с населением чуть менее 10 тысяч человек.

У каждого муниципалитета есть собственный бургомистр и другие атрибуты власти, однако местные жители считают Долину единым целым, а не просто пятью деревеньками по соседству. Того же мнения придерживаются и посещающие эти места туристы. Например, путешественники нередко останавливаются в Санкт-Ульрих-ам-Пиллерзе или в Вайдринге, а катаются в Хохфильцене, если предпочитают беговые лыжи, или в Фибербрюнне, который славится своими склонами и фрирайдом.

Я тоже селюсь в Вайдринге — здесь тихо, воздух чистый, люди приветливые, а в отеле KUHotel — номер с большим балконом, термальный бассейн и хорошее австрийское вино, а еще отличные завтраки, на которых гостям подают свежевыжатый огуречный сок: здоровое питание прежде всего.

В очередной раз нарушая данное себе обещание больше не вставать на лыжи, отправляюсь на тренировку по биатлону. Перед посещением чемпионата мира неплохо бы разобраться в том, как вообще устроен этот вид спорта, и хотя бы немного вникнуть в правила.

Надо признать, я никогда не видел коровы на льду, но на лыжах стою определенно так же. Мне никак не даются простейшие упражнения, и из раза в раз я прихожу на стрелковую позицию последним. На пути к ней я несколько раз падаю, в конечном итоге плюю на технику и бегу как могу. Правда, стрельба все компенсирует. Я единственный, кто не делает ни одного промаха и не уходит на штрафной круг. Меткость? Нет, страх перед очередным раундом унижения на лыжах!

В итоге наша команда побеждает. «Russia wins», — шутят европейские коллеги. Второй результат показывает ирландский журналист Джеймс — утверждает, что он единственный в стране знает слово «биатлон».

Вообще, наша команда могла бы легко взять первое место если не в биатлоне, то в каком-нибудь юмористическом шоу. У нас есть норвежец в возрасте — всем известно, что норвежцы всегда в возрасте. Он отлично управляется с лыжами (лучше всех остальных вместе взятых) — впрочем, как все его соотечественники. Разбитная оторва из Лондона ведет блог о здоровом образе жизни, занимается бодибилдингом, может не есть 60 часов и носит с собой баночку с соусом чили: «Мой отец индус», — объясняет она. Ее подруга из Амстердама постоянно улыбается (с чего бы?), а добродушнейший ирландец Джеймс — тот самый, что метко стреляет — носит что-то напоминающее бурку и легко может сыграть всех бандитов сразу в фильме Гая Ричи. Еще с нами поляк, который, кажется, плохо понимает, что происходит вокруг него; немец из такой глубокой дыры, что ее название ничего не говорит даже немцам; постоянно курящая француженка и русский, который более других напоминает нормального человека. Впрочем, это версия русского.

Такой компанией мы и отправляемся на соревнования по биатлону. Организация, конечно, удивляет: никаких очередей, долгих досмотров и сотрудников правопорядка. Лишь на главном перекрестке Хохфильцена две эффектные блондинки в форме, улыбаясь, регулируют поток машин.

На стадионе весело и шумно. Российские и украинские болельщики соревнуются в колкостях, немецкие предпочитают пиво, норвежские пытаются угостить меня снюсом и водкой и обижаются, когда я отказываюсь. Пытаюсь всеми силами следить за соревнованиями, но усталость после тренировки, жара (на солнце плюс 13, а я в зимней куртке), и норвежцы постоянно отвлекают. Когда Шипулин дважды промахивается, они кричат в его адрес «shit pullin», а я сжимаю кулаки.

В итоге россиянин приходит седьмым, а золото неожиданно достается американцу Лоуэллу Бэйли. Фавориты гонки — француз Фуркад и норвежец Бьорндален — финишируют третьим и сорок седьмым. Семейство норвежских болельщиков, до этого выкрикивавшее гадости в адрес всех спортсменов, покидает трибуну в разочаровании. Перед уходом еще раз предлагают мне водки и сетуют, что «этот американец испортил зрелище и норвежцам, и россиянам».

После игры, наконец, направляюсь отведать тирольской кухни в заведение Wiesenseehof, расположенное на окраине Хохфильцена. После шумных спортивных трибун чувствую себя неуютно из-за тишины и отсутствия болельщиков. Однако уже спустя несколько минут привыкаю и осваиваюсь, улыбающийся официант почти сразу приносит Weissbier — пшеничное пиво, которое повсеместно пьют в этой части Австрии и в соседней Баварии. Заказываю фирменное блюдо, и уже через 15 минут на столе появляется натуральная садовая тележка, только маленькая. Внутри большая порция картофеля фри, прикрытого печеной свиной вырезкой и огромным венским шницелем. Завершает композицию надетая на шпажку и надрезанная вдоль сосиска. Столько еды я редко съедаю и за день, но делать нечего. Тем более к блюду подают еще и салат. Спустя час с трапезой покончено.

Самое время пройтись. На улице уже стемнело, над горами нависает тишина, а звезды будто бы цепляются за невысокие пики, окружающие Хохфильцен. Если бы чемпионата мира по биатлону здесь не проводили, его стоило бы выдумать — хотя бы ради этих звезд.

Как добраться

С декабря по март регулярными рейсами Austrian Airlines и Sibir Airlines до Инсбрука или в Мюнхен авиакомпанией «Аэрофлот», далее трансфер компанией Four Seasons Travel (от 50 евро в одну сторону).

Источник:lenta