Тренд сезона: одежда в бельевом стиле. Почему дизайнеры вернули на подиумы одежду в бельевом стиле и при чем тут 1990-е

0

Есть знаменитая фотография: 19-летняя Кейт Мосс в серебристом прозрачном платье-сорочке обнимается с Наоми Кэмпбелл. Этот кадр, сделанный в 1993 году на вечеринке модельного агентства Elite в Нью-Йорке, судя по коллекциям весна — лето 2016, был на мудборде каждого второго дизайнера.

А если не этот — значит, Кейт Мосс в рекламе Calvin Klein Underwear 1993 года (укороченный свитер, низкие брюки и трусы с широкой резинкой в логотипах), или Кейт Мосс в показе John Galliano 1994 года (черные чулки, белые кружевные трусы и наряд в духе гейши), или Кейт Мосс в показе Jean Paul Gaultier 1992-го (кожаные трусы высокой посадки, бра с бандажными лямками и «юбка» из надувных кругов).

Разнузданные 1990-е, уличный стиль, провокация, молодость и гранж — все это вновь вернулось на подиумы, вылившись в ключевую тему нового сезона: белье и в пир, и в мир.

Конечно, речь не идет о повторах и цитатах — хотя наряд Нирваны Нэйвс, открывающей показ J.W.Anderson, можно назвать до странного похожим на образ из весенне-летней коллекции John Galliano 1993 года: тот же микротоп и брюки с высокой талией.

Новое поколение молодых, андеграундных, ориентированных на эклектику и эпатаж опять приходит на смену надежным коммерческим управленцам — и оказывается в фаворе.

В Balenciaga назначен дизайнер Демна Гвасалия, который устраивал показы собственной марки в китайской забегаловке на окраине Парижа, в Gucci творится бархатная (в прямом смысле слова) революция, а вакантные позиции в Dior и Lanvin ставят новые вопросы для индустрии.

Молодые и дерзкие, влюбленные в гранж и уличный стиль ­дизайнеры снова в фаворе.

Самые желанные модели — как когда-то Кейт Мосс — «выстреливают» на фоне высокого спроса на нестандартную красоту, а белье, надетое на манер верхней одежды, все так же эпатирует консерваторов.

История повторяется, но с поправкой на новые реалии — в ткани, в крое и в стилизациях «бельевых» коллекций: на смену пышной театральности и экспериментам с костюмами belle epoque, как это было у Гальяно, Маккуина и Готье, приходит спорт, гранж и гендерные эксперименты.

В то же время прямые экскурсы в историю белья в сезоне 2016 есть и у Рафа Симонса в финальной коллекции для Dior, и у Лоренцо Серафини в Philosophy.

О белье говорит Александр Вэнг в последнем шоу для Balenciaga: здесь и аллюзии на прошлое собственной марки (например, платье, скроенное из мужской рубашки и боксеров), и целый сет новаторских lingerie-решений: от оборок на косточках до рюкзаков из пижамной ткани. Спортивные боди с поясом для чулок — ключевая вещь в коллекции Paco Rabanne, шелковое бра поверх водолазки или платья — в центре внимания Dries Van Noten, а белая сорочка с кружевной отделкой солирует буквально у всех — от Givenchy, Chloé, Ermanno Scervino, Rochas и Calvin Klein до совсем уже неожиданных Céline и Burberry Prorsum.

Хайдер Аккерманн устроил панк-спектакль и соединил прически в стиле Марии-Антуанетты с грубыми ботинками, сорочками и жакетами нараспашку (слегка напомнив этим упомянутых «классиков» 1990-х), а Эди Слиман преподал очередной урок отменной стилизации — прозрачная сорочка с грубыми ботинками, кожаным бомбером и тиарой попала прямиком в сердце и wish-list модниц по обе стороны Атлантики.

Если так пойдет и дальше, то вместо маленького черного платья классическим вариантом скоро станет маленький белый пеньюар.

Источник: